Путь на сайте

Восточный Экспресс Осень
Аполло

Sidorenko www

Конкурентоспособность лесной продукции Дальнего Востока падает. Причина в изменении промышленной политики государства в сфере оборота древесины.

Экономическая теория, согласно которой чем больше экспортировать продукции глубокой переработки, тем лучше для развития дальневосточных регионов, оказалась не состоятельной, отмечается в итоговых документах международного конгресса лесопромышленников в Хабаровске. Одна из причин спада показателей — предпринятые государством меры по ограничению вывоза необработанной древесины.

Объявив о переходе к заградительным таможенным пошлинам на круглый лес в 2007 году, правительство страны подняло их планку до 25 процентов, отказавшись от последующих повышений. В итоге потеряли и продавцы круглого леса, поверившие в серьезность намерений государства, и переработчики древесины, реализующие инвестиционные проекты.

По информации председателя ассоциации «Дальэкспортлес» Александра Сидоренко, экспорт дальневосточной древесины снизился с 33 млн куб. м в 2007 году до 19 млн в 2014-м. Доля лесной продукции России на рынках стран АТР в этот же период упала с 59 до 26 процентов, при этом емкость объединенного потребления в этих странах выросла с 55 до 74 млн куб. м. Позиции поставщиков необработанной древесины с успехом заняли конкуренты из Канады, США и Новой Зеландии. После вхождения России в ВТО пошлины на экспорт древесины в страны еврозоны были снижены до 12 процентов, а ставки для экспортеров на рынки Азии остались на уровне 25 процентов. Изменение промышленной политики с 2007 года послужило началу падения конкурентоспособности лесной продукции. Следствием необдуманного решения стали масштабные потери в деятельности компаний лесного комплекса.

valka lesa www— Теория экономистов, согласно которой чем больше экспортировать продукции глубокой переработки, тем лучше для развития дальневосточных регионов, не сработала, — подчеркнул на международном конгрессе лесопромышленников в Хабаровске Александр Сидоренко. — Мы уже не имеем возможности навязывать свои условия партнерам в договорах поставок продукции на рынок. Доля экспорта продукции субъектов ДФО упала до 13 процентов, при этом Дальний Восток обладает третью общих запасов древесины в РФ. И если предприятия в Сибири и центральных регионах от изменений в законодательстве получили хоть какие-то плюсы, то компании Дальнего Востока — только минусы. Не учтены особые условия, в которых находится промышленность нашего региона. Учитывает ли конкурентная политика существующую реальность, в которой мы находимся? Рейтинг инвестиционных рисков у нас высокий, а в США, Канаде, Новой Зеландии низкий. С одной стороны, делаются заявления о поддержке экспортеров, с другой — пошлина для предприятий Дальнего Востока устанавливается в два раза выше, чем для остальных регионов страны. При этом пошлина для конкурентов на международных рынках обнулилась. Социальные обязательства по оплате северных коэффициентов и дальневосточных надбавок переложены на бизнес. Руководители компаний не впадают в панику, а лишь констатируют — между декларированием мер поддержки и реальными действиями правительства существует разница. Несмотря на падение показателей в лесной отрасли, никаких выводов не сделано. Зато в ближайшие 10 лет инвестиции в лесную промышленность ДФО планируется увеличить в 5 раз, а объемы товарной продукции — в 3,5 раза, заготовки круглого леса — в 1,8 раза, а долю переработки древесины довести до 70 процентов. Такие целевые показатели Минвостокразвития РФ заложило в подпрограмму «Развитие лесного комплекса», являющуюся частью общей программы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2025 года». Предложения экспортеров: чтобы остановить потерю рынков, необходимо внести изменения в промышленную политику путем разработки программ развития отрасли в части строительства инфраструктуры и гарантий государства по выплатам компенсаций работникам коммерческих предприятий, поддержать разработки стандартов лесной сертификации.

— Что касается конкурентоспособности продукции, давайте сравним условия, в которых работают наши компании и партнеры за рубежом, — предлагает Александр Сидоренко. — Средняя стоимость электроэнергии в России для переработчиков 3,6 руб., в США в переводе на отечественную валюту — 2,3 руб., в Канаде — 1,7 руб. за киловатт. Моторное топливо в России — 34 руб., в Канаде — 32 руб., в США — 27 руб. за литр. Железнодорожные перевозки кубометра древесины на расстояние в 1 000 км в России стоит 1 500 руб., в Канаде — 730 руб., в США — 670 руб. При этом средняя зарплата в лесной промышленности России составляет 24 тыс. руб., в США — 90 тыс. руб., а в Канаде — 115 тыс. руб. в месяц. По уровню защиты инвестиций наша страна занимает 115-е место, США — 6-е, а Канада — 4-е место в мире. По условиям получения кредитов она на 109-м месте. США занимает здесь 3-ю, а Канада — 4-ю позицию. Процентные ставки по кредитам в банках России в среднем составляют 14 процентов, в США — 5,1 процента, а в Канаде — 2,3 процента. Мы говорим о преимуществе экспортеров Хабаровского края в части близости к рынкам стран АТР, но забываем, что оно единственное. Вдобавок оно нивелируется отдаленностью от рынка центральных регионов России. Вопрос: как при таких условиях реализовать стратегию развития отрасли и вывести конкурентоспособность лесной продукции на уровень развитых стран мира?

Add comment


Security code
Refresh

Яндекс.Метрика